Геополитическая судьба уфологии и уфологическая судьба геополитики

Геополитическая судьба уфологии и уфологическая судьба геополитики

Необходимо направить человечество на путь к дальним мирам. Такое направление может провести через все насмешки невежества до настоящей действительности. Явление дальних миров преобразит жизнь на коре планет. Сужденная реальность даст отлив застою мелких мыслей.

Агни Йога, 135

По мере углубления в проблему необычных явлений в атмосфере и ближнем космосе, появились новые качества и количества трудностей. Набрав в исследованиях аналитическую и феноменологическую инерцию и ознакомившись со спецификой решаемой задачи, мы, ничтоже сумняшеся, двинулись дальше. Двинулись и тут же остановились, появились неожиданности в обработке данных, и мы развернули распознавальческие средства на выяснение причин возникновения информационных шумов – «новых карт сбоев». Так в течение одного экспедиционного сезона удалось «откартировать» механизм генерации помех. Хоть мы и были тренированы спецификой информационных фильтров в социальной машине, но неистребимая и веселая наивность, как оказалось впоследствии, спасала нас от международного механизма цензуры по проблеме НАЯ – НЛО. Одновременно ставила нас в тупик и двойственность ребят из «конторы глубокого бурения» (КГБ). Одним словом, появилась «шумовая информация» отечественного происхождения, наши модели и интерпретации становились корявыми, теряли на лету прочность. Они быстро обретали вес по части неопределенности выводов, неоднозначности сценария развития исследуемых событий и превращались в прекрасную мишень для критики «фундаментальными» физиками.

Так на одной из «теоретических летучек» в отрогах Теректинского хребта был прямо поставлен вопрос: «Мужики, надо что-то делать, чертовщина какая-то лезет; определенные формы самосветящихся образований не подчиняются никаким закономерностям, ни планетным, ни инопланетным, это прямо-таки генератор случайных чисел, хотя в начале все вроде было нормально». Такое вступление на нашей летучке, за ведром чая из горного разнотравья, сделал ведущий геофизик Володя Скавинский. «Мужики» возбудились и каждый, в срезе своих вопросов, подтвердил «факт нашествия неудач». Пили чай, ежились от холода со спины и жара от костра, что сильно напоминало и обстановку результативности наших исследований: жар от лавины сильных фактов и скрытый сквозняк от сознательно запущенного «генератора шумов». Поскольку к моменту общего разговора мне уже приходилось сталкиваться с этим «генератором», то многое прояснилось. И вот, желая уточнить свои предположения и углубить понимание целевой установки помех, я посоветовал коллегам: «Давайте изучим файл с максимальным эффектом шума, откартируем область своих неудач, вдруг эти неудачи общесоюзные или мировые». На том и порешили. И уже к ноябрю прояснилось, что исследовательские неудачи максимизируются в области «сухого остатка», т. е. в структуре данных «иноаппараты». Это совокупность наблюдений, которые касаются класса объектов целевого поведения, по своим функциональным возможностям оказавшимся достаточно широким. Заостряя внимание к этому классу объектов, удалось легко выйти к ожидаемому выводу – «генератор шума мирового масштаба». Технология лжи оказалась весьма непростой и столь же эффективной; вскрыть эту технологию, видимо, труднее, чем заполучить инопланетян в качестве спонсоров.

Как и всякий хорошо отлаженный механизм скрытого назначения, он не лез в глаза, без рекламы и сильного напора делал свое дело – отравлял информационное пространство на ничьей земле, уфологии. Естественно, что этот межгосударственный механизм задуман был давно, с неизбежным эффектом самопреобразования в тех или иных социальных условиях и независимо от устройства государства. Он работал в одну сторону: генерация шумов прямых (инопланетян не было, нет и не будет, человечество одиноко во всей Вселенной, взорвавшейся когда-то, надо полагать, по «чьему-то недосмотру») или косвенных (создание ложных совокупностей «фактов» наблюдения и их интерпретаций).

«Успех» в этом нашем распознавальческом рейде привел наш коллектив в пестроту настроений от: «Против ООН не попрешь, вон так и не приняли международного соглашения по изучению НЛО», до: «Вот гады, что делают, и сам не гам и другим не дам, и чего им бояться, признали бы иноцивилизацию, может, и жили бы по-человечески».

Но «им» бояться было чего: ведь признай более высокую цивилизацию существующей – автоматически потеряешь «полноту власти». Так, неожиданно для себя, нам пришлось отстраиваться, а в терминах томичей «отгребаться», от геополитических проблем уфологии, чтобы «хоть что-то сделать в науке». Надо отдать должное превосходному чутью (в прямом и переносном смысле) мировой цензуры в области уфологии. Долгие годы шла работа с учетом «богом установленной» демаркационной линии. Откуда-то «оттуда», от «параллельных исследователей» временами шла доброкачественная информация планетофизического характера в виде добросовестных отчетов о самосветящихся образованиях геофизического профиля и даже о плазменных образованиях при пуске тяжелых ракет, но ни разу о том, что интерпретировалось как объекты целевого поведения. Мы легко обучились пребывать в этом молчаливом рабочем договоре и внимательно – мы временами, а они постоянно – изучали друг друга на расстоянии. Впоследствии я пришел к выводу, что «инопланетяне», в свою очередь, изучали всех (и их, и нас) – то на расстоянии, а то и вблизи, как вы уже знаете.

Если в отношении научных усилий мы имеем скромные результаты в постижении природы уфологических феноменов, то в попытках раскрытия судьбы проблемы в общечеловеческом массиве планеты Земля результаты еще менее надежные и значимые. И эта слабость результатов во многом вытекает из многофункционального влияния на характер цивилизации мирового института засекречивания, в обязанности которого входит скрытое строительство систем запретов – не афишируемых, но неукоснительно соблюдаемых, своего рода «поправок к конституциям государств».

В каждом государстве, независимо от его строя, формы правления или экономического развития, имеется свой орган производства, хранения и применения секретов. Видимо, эти учреждения вызываются к жизни и стабилизируются какой-то объективной закономерностью самого механизма государственного существования. Есть повод утверждать, что они входят в органический состав государства на полном праве всех прочих его структур. И тут ничего не поделаешь, необходимо считаться с реальностью земного мироустройства. И сами подумайте, дорогие читатели, как вести себя многочисленным звеньям разведок мира в столкновении с явлениями, которые трудно даже сфотографировать, а не то что «допросить их» в спокойной или напряженной тиши кабинетов. Хотя где взять уверенность, что таких допросов и вовсе не было. И как бы выглядели разведки мира в глазах мировой общественности, если бы они честно признали свою беспомощность, неспособность защитить некий покой того или иного «вверенного им» государства «от внешних посягательств»?.. Какую стратегию выбрали бы вы, находясь на их месте?

Не торопитесь, подумайте. Не сомневаюсь, что на их месте вы решили бы так: пока не каплет и время терпит – молчать, маскировать или дезинформировать, а там видно будет. А это «там» все время отодвигается в будущее… Примитивно, неумно? Тогда сформулируйте другой сценарий. Что? Надо говорить правду? А какая она, правда, разве разведки созданы ради выяснения «уфологической» правды? Вот я долго занимаюсь приближениями к уфологическим проблемам, но правду тоже не постиг. Единственное, к чему пришел с годами, так это к тому, что если эта правда свалится на меня, как дар или наказание, я ее могу не выдержать. Не готов ни психически, ни физически. Ведь правда, объясняющая распараллеливание пространств и другие реальности космических и антропокосмических масштабов, превосходит возможности нашей обычной фазы принятия и применения этой правды. Мы ограничены в своих возможностях восприятия и интерпретации, а мир реальных событий на нашей планете далеко превосходит репертуар наших индивидуальных возможностей. Трудно согласиться и признать, но не квартиранты ли мы сами на этой Земле?

Конечно, можно и нужно допустить, что разведывательные службы государств имеют сводную уфологическую картину в гораздо большей полноте, чем ее имеет тот или иной ученый или та или иная организация «на общественных началах». Конечно, эта любая спецслужба может купить первоклассных ученых для получения схемы интерпретаций этой картины. Она может позволить себе то или иное региональное или локальное исследование без экономии средств на приборные регистрации. Но, пусть меня читатель извинит за категоричность, никакая разведка не пойдет в своих выводах дальше решения «в какой дозе давать дезу». Если она пойдет или пошла дальше, то не без помощи, а может быть и требований «с той стороны». Я не имею в виду форму «хоздоговора» с представителями иносознаний по поводу инотехнологий, ведь если он состоится, то это будет общепланетарное явление с далеко идущими эволюционными последствиями для всех живых видов и жизненного процесса на нашей планете.

Военные системы мира еще более грандиозны и бдительны к внешней среде государств. Они в космосе и под землей, и конечно же, они знают, копят, анализируют данные по своим каналам и где-то за бронированными дверями объединяют свои информационные потоки с данными разведок мира. Картина, можно считать, исчерпывающая, но… столь же неопределенная, даже в терминах «звездных войн». Военным тоже не сладко. Какая же это надежная защита государства, если «вертикальные границы открыты»: сверху прилетают, светят, снижаются, останавливаются; то прилетевшие видны на радарах, то нет; маневрируют; ускоряются; исчезают, снова появляются; то вредят радиосвязи, то нет; то магнитят навершие боеголовок ракет, сбивая их с адреса, то нет; а в общем сильно не мешают; признаков агрессии не проявляют, если к ним не подлетать, то не активничают. И какой же вывод из всего этого? Да тот же самый, что и в разведцентрах. Дай бог разобраться с горизонтальными границами, не до вертикальных… особенно в последние годы. И с этой стороны наращивается неопределенность по проблеме, что-то можно было бы сказать, но это сказанное подольет масла в лампу разгоревшейся неопределенности.

Снова: куда смотрят ученые? А туда, где больше платят, и особенно сейчас, таких большинство; ну, а что может сделать экономически не алертное (не имеющее готовности к эффективной деятельности) меньшинство, вы можете судить и по этим очеркам. С учеными вообще трудно. Вы когда-нибудь слышали о выдающемся уфологе?.. Все «выдающиеся» это: взрывники, ракетчики, лазерщики, компьютерщики, ядерщики, каталитики, физико-химики и, конечно, экономисты. Всем им «не до всякой ерунды». Но время от времени некоторые из них, «выдающихся», включаются в уфологическую тематику как «разоблачители» лженауки и мистики в науке. Например, физик Мензел из США на этих разоблачениях обрел экономическую прочность, чем вызвал нарекания своих более сдержанных, честных коллег. Более того, наиболее изощренная неопределенность все же вытекает из научных кругов, незримыми нитями связанных с теми или иными разведцентрами. Можно лишь восхищаться находчивостью отделов дезинформации в разведцентрах, они лишь создают «подставки», а громят «лжеученых и лженауку» одуревшие от жизненных и «научных» успехов «выдающиеся» ученые (из академий и ведущих институтов), никогда не нюхавшие реальность проблемы.

Но не торопитесь гневаться. Это дело более тонкое, чем показалось вам или казалось мне в первые годы вхождения в проблему. Ведь дезинформация («деза», в других терминах) тоже не должна быть бездумной и безответственной, она тоже бывает полезной и действует как прививка. Она подготавливает сознание людей к некоторой информоемкой точке «икс». А правдоподобие нередко играет даже весьма положительную роль в подготовке человека к встрече с реальным фактом. И впускание «квазиинформации» играет большую психологическую роль для реального или потенциального наблюдателя. Хорошо это или плохо? Ни то, ни другое: это неизбежно.

Неизбежно хотя бы по причине, что «инопланетяне сами не торопятся явить себя миру за столом переговоров», а ведут себя так, как вели себя, вполне возможно, миллионами лет. И если мы уже дорастаем до необходимости сознательного контакта, то надо не забывать и о детских болезнях. А золотушные симптомы прижизненного человечества – от нетерпения и чванства, они лишний раз указывают на слабую пригодность наших средств, изготовленных и предназначенных для контактов подобного рода.

Более высокий план уже явил себя людям в колоссальной информации через Письма Махатм и семью Рерихов. Но ведь это знание все еще не востребовано конкретным способом жизни и мысли людей Земли. А сроки не ждут, и космос живет и развивается своим темпом, сбить который людям не удастся, какими бы разновидностями взрывов ни увлекались политические, производственные и религиозные «передовые технологии». Хочется еще раз подчеркнуть, что космофизический процесс преобразования Земли и жизни на ней идет полным ходом, а участившиеся аномальные явления – это передний край новых возможностей жизни, новых обстановок планеты и налаживание межмировых связей внутри Солнечной системы.

Ну а теперь, в который раз, снова вернемся к судьбам проблем уфологии второй половины текущего века. Здесь, впрочем, как и в предыдущих очерках, мало информационной легкости, от которой становится «все понятно». Снова раздумья, снова неуютно от неопределенности, снова догадки и виражи исходных данных. Конечно, лучше бы, если бы этого ничего не было, но оно есть, и с этим приходится считаться.

Итак, многие считают, говорят и пишут о начале уфологического бума в 1947 году, когда пилот Кеннет Арнольд сообщил репортерам о светящихся объектах, названных впоследствии «летающими блюдцами». Но этот бум не возник бы, если бы этому наблюдению не предшествовали сотни других сообщений, особенно в период второй мировой войны. Но время военное, и все наблюдения необычных пролетов светящихся объектов сводились к «вражеской технике». В то же время более серьезное отношение к этим явлениям в генеральных штабах армий делало возможным высказывания и предположения «об инопланетном происхождении объектов».

«Лос-Анджелес Тайме» опубликовала сообщение об объектах над Калифорнией еще в феврале 1942 года. Но в ключе названия данного очерка именно 1947 год можно считать годом начала планомерной, хорошо продуманной системы производства… неопределенности по проблеме, когда сознательно и планомерно создавалось направление «теневой уфологии». Технология этого процесса в США, да и в других странах, все еще скрыта. Правда, вездесущие журналисты и пронырливые уфологи на общественных началах о многом догадывались, и время от времени что-то серьезное и правдивое публиковали на эту тему. Но опять-таки, распознать, где «утечка информации» была действительно случайной, а где преднамеренной и строго ориентированной, было почти невозможно. В ряду разоблачений технологий производства «ложных образов» и зашумления информации в недрах ЦРУ и Пентагона следует отметить книгу Р. Фаулера. В этой книге нью-йоркского издания 1974 года, озаглавленной «НЛО: пришельцы из космоса», уфолог счел уместным ввести подзаголовок «Факты и фантазии о конспирации НЛО». Основное отношение к подзаголовку имеют главы 13 (Ситуация: неизвестные летающие объекты); 14 (Оценка: признания НЛО инопланетными кораблями); 15 (Воздействия: выживем или распадемся). Эти главы составляют третью часть книги и содержат попытку серьезно рассмотреть феномен НЛО и массу интересных сообщений о судьбе информации о НЛО в США. Видимо, имеет смысл частично доверять этой книге, поскольку последующие материалы вплоть до 1990 года лишь расширяют брешь в информационной изоляции, проделанную Фаулером.

Как того и следовало ожидать по существу проблемы, основной интерес и соответствующие ему усилия проявили ВВС США. А начали они дело по-серьезному. По поверхности, в открытой печати, пошли гулять вперемешку «факты и фантазии», а по исследовательским центрам, без суеты и, конечно, без всякой фантазии, в соответствии с программой под кодовым названием «Знак» занялись делом, которое и возглавил командующий ВВС армии. Серьезные люди, занятые серьезным делом, обозначили работы по проекту «Знак» с приоритетностью «на уровне 2А». В табели о рангах секретности материалов в США обозначено, что серьезные результаты по такому уровню приоритетности охраняются весьма сурово. Именно в этом смысле автор книги и счел нужным употребить термин засекречивание или «конспирация». Опасаясь, что эти «аппараты» могут оказаться советским «ноу-хау», основную ответственность за проект командование авиацией армии возложило на Центр авиационной технической разведки. Как видите, все исследование поставлено на административный контроль, рационально и граничит с доброкачественной разумностью глубокого интереса к проблеме. Уже в августе 1948 года, как сообщает Фаулер, был готов Особо секретный доклад, судьба которого не ясна до сих пор. В том же 1948 году командование ВВС США публично извещает о закрытии работ по «нерезультативному» проекту «Знак», и это было сущей правдой, но только частью ее. Вторая часть правды состояла в том, что в феврале 1949 года открылся тщательно разработанный очередной проект по проблеме под кодовым названием «Клык». Этому проекту повезло больше, и он счастливо, результативно и, конечно, незаметно просуществовал до 1952 года. Он набрал исследовательскую инерцию, результативность, обрел финансовую устойчивость и спрос, видимо, от правительства, армии и разведки. И когда в 1952 году произошел новый наплыв многочисленных и разнообразных сообщений и возросло число требований общественности, нацеленных на то, что «пора во всем разобраться», то командование ВВС участливо отозвалось на эти требования. Налаженную работу по проекту «Клык» расширили, назвав его, не без изящества, «Голубая книга». Для общественности это было чем-то новым и заманчивым, но ей было невдомек, что «книге» уже пять лет от роду, и что она родилась в приличной рубашке (в прямом – уже были результаты работы – и переносном смысле, т. е. «книга» была «одета» в секретные инструкции).

Следует проакцентировать эту постоянную тематическую трансформацию еще и потому, что основной проект (руководимый Руппельтом) стал обрастать значительными комиссиями с инициативами от ЦРУ (например, комиссия Робертсона). Участие в одной игре двух «информационных гигантов» окончательно завуалировало исследовательскую обстановку по проблеме. Каким названием был переобозначен проект «Голубая книга», достоверных данных нет. Важно одно, что ЦРУ, появившись полуоткрыто на арене уфологии, выдвинуло в качестве первоочередной задачу: «развенчание мифа о летающих тарелках».

В мир выплеснулся поток фактов (доведенных до абсурда) и фантазий (изданных многомиллионными тиражами). Тяга к чудесам вышла из берегов и затопила все угодья здравого смысла. Пентагону от этого существенно полегчало. Снова публичное внешнее отстранение от проекта под названием «Голубая книга», и снова кропотливая работа ВВС по той же проблеме. С нескрываемым огорчением Фаулер, видимо, потеряв нить достоверности, переходит уже к прямому цитированию документов, полагая, не без основания, удержаться на «уровне объективной реальности УФО-проблем».

В частности, он сообщает о том, что на вопрос члена НИКАП (Национальный исследовательский комитет по атмосферным явлениям) Эрли о том, кто несет ответственность за исследование наблюдений НЛО, ответил полковник Колмэн, начальник Отдела информации в Управлении: «Ответственность за сведения о неизвестных явлениях в атмосфере, сообщаемые любым образом, возложена на Командование аэрокосмической обороны. Обработка этих сообщений предусмотрена совместным документом Армии, Флота и ВВС».

Как видите, на четкий вопрос последовал четкий ответ, но все не так просто с выдачей результатов, поскольку любой пилот, который не обеспечит секретности поданного им рапорта, рискует оказаться в тюрьме и еще оплатить свое пребывание в ней в виде штрафа (10 тысяч долларов). Как видите, в США самодеятельность по проблеме НЛО – весьма дорогостоящая. Продолжим однако этот экскурс за кордон в поисках Эльдорадо для решения уфологических задач.

Привычка подчиняться научному подходу в изложении положительных результатов работы или хронических неудач побуждает меня сформулировать некое рабочее предположение. Задача этого предположения – сцепить известное с неизвестным, согласовать результаты исследований по проблеме в государственном и общественном режимах.

Как бы это ни выглядело примитивно, но выдвигается следующее предположение: официальная информация по проблеме, адресуемая к широкому вещанию, не должна превосходить информацию, возникающую в результате усилий энтузиастов. Такая позиция государства является оптимальной для него по многим причинам: оно (государство) находится на информационном иждивении у общественности, не тратит средств на «уфологический голод народа», спокойно фильтрует результаты работ энтузиастов и чуть-чуть «подправляет» течение процесса общественных усилий «по отдельным вопросам», а в основном оно сдерживает и всегда оказывается… правым. Этот замороженный уровень полноты и достоверности информации вполне приемлем и для существующей организации государств в союзы, да и для всего мирового сообщества. А откуда придет необходимая полнота и достоверность сведений об НЛО, сказать трудно, поскольку и отдельные государства в лице своих правителей, и содружества государств не заинтересованы в этом потрясающем (в прямом и переносном смысле) признании о существовании сознательной коррекции Земли из Космоса, а энтузиасты не имеют полномочных прав по всем реальным основам законодательства для такого признания. Так и живут земляне в режиме «народной дипломатии с инопланетянами».

Какова же направленность развития этих двух путей «по установлению межпланетных связей в режиме государственного признания»? Как и ожидалось, клокочущая энергия энтузиастов начала организовывать «поход за доказательствами» в государственные секретные резервы информации по проблеме. И не удивительно, что первыми потеряли равновесие энтузиасты США, которые были неоднократными свидетелями различных «бумов» и «флаппов» (всплесков числа наблюдений за короткий период). Последняя книга, изданная в Англии, с интригующим названием «Над сверхсекретом» вышла в октябре 1987 года. По существу, это книга разоблачений и претензий правительству государства, которое, по мнению автора Т.Гуда, канализирует информацию с максимальной выгодой для себя.

Но давайте вкратце проследим за основными направлениями активности энтузиастов, которые в своих рядах содержат самые необыкновенные в плане воображения и экстрасенсорики фигуры. Конечно, читатель должен понять меня, автора, ведь с берегов Оби трудно что-либо узреть на берегах Миссисипи, поэтому нижеследующее краткое обозрение означает лишь зарисовку в штрихах. В связи с тем, что даже пронырливым американским журналистам не удалось проникнуть в секретные архивы Специальной комиссии ВВС на базе Райт-Патерсон, а Мак-Дональд еще в 1967 году сетовал (в адрес ЦРУ) на слишком резкое снижение потока данных из-за крупномасштабного уменьшения интереса публики к НЛО, вызванного сокрушительной дезой, сгенерированной в соответствующих отделах разведок с помощью определенных людей, стремящихся к известности и заработку.

Любительские организации в США нанизаны на возможности меценатства (ныне реанимируемого кем-то и для чего-то и у нас в стране). Но сразу придется охладить приверженцев этого способа финансирования. Меценатство в США характеризуется сдержанностью, сообразительностью и дальним прицелом. Поэтому даже наиболее авторитетные из организаций энтузиастов ведут скромный исследовательский образ жизни и, как говорится, «ни звезд, ни летающих тарелок с неба не хватают». Хотя, по нашим меркам, «они шикуют», однако этого шика явно недостаточно, чтобы поднять звено истребителей-перехватчиков в заданном районе или радарами отслеживать объекты в атмосфере на протяжении хотя бы 2–3 тысяч километров (а существо дела требует таких размахов). Итак, об организациях: МУФОН (Всеобщая служба НЛО, как видите, название с претензией), АПРО (Организация по исследованию атмосферных явлений), уже упоминавшийся НИКАП (Национальный исследовательский комитет по атмосферным явлениям), ИКУФОН (Межконтинентальная сеть исследования и анализа НЛО). Судя по названиям организаций, основные их фигуры знают, что нужно, и даже как.

Конечно, в кратком обзоре нельзя охарактеризовать американский опыт научного постижения проблемы. В тяжбе ЦРУ и Пентагона по проблемам НЛО, как о том пишут сами американские уфологи, появляется и третейский судья в виде Колорадского университета.

Профессор Эдвард Кондон в 1966 году возглавил исследовательский коллектив по контракту с ВВС США и таким образом вошел в процесс непрерывных видоизменений проектов, исследований и фильтрации результатов. Уже в 1968 году университет представил трехтомный отчет, который в 1969 году был опубликован, но уже с уточнениями и сокращениями в виде одного тома.

Материалы отчета содержат анализ случаев, когда НЛО были сфотографированы, описания непосредственных и косвенных наблюдений НЛО, результаты оптических и радиолокационных наблюдений, исторические аспекты появления НЛО, анализ психологических аспектов восприятия, информацию о явлениях, характеризуемых как НЛО, интерпретацию самосветящихся объектов как особой совокупности проявления атмосферного электричества и плазмы. Описана также аппаратура, использовавшаяся для наблюдений, обсуждены проблемы статистики. Основные выводы отчета Кондона:

а) выявлен совершенно недостаточный уровень современных представлений в области атмосферной оптики, распространения радиоволн и атмосферного электричества для решения проблемы;

б) констатируется, что накопление сведений об НЛО в течение 20 лет не внесло ничего нового ни в одну отрасль науки;

в) разработка четкого плана всесторонних исследований НЛО заслуживает всяческой поддержки;

г) создание специального органа по дальнейшему изучению явления НЛО на данном этапе развития техники наблюдений и эксперимента нецелесообразно.

Не удержусь от короткого комментария по поводу выводов, но, думается, мои слова могут оказаться несущественными потому, что Э. Кондон наверняка опубликовал не те выводы, которые он в реальности сделал. И действительно, как профессор не усмотрел противоречия в том, что обнаружение неизвестного, необычного ничего не вносит в науку, ведь наука собственно и начинается с обнаружения неизвестного. И слабо верится, что атмосферное электричество и холодная приземная плазма, на то время, ничего не подсказали маститому ученому. Также в противофазе находится и следующая пара выводов, а именно: а) необходимость во всесторонней поддержке исследований по НЛО и б) нецелесообразность государственных структур по исследованию явлений. Э. Кондон опубликованным томом увековечил соперничество безденежного энтузиазма и щедро финансируемую работу по проблеме, но с пометкой «секретно».

Следует подчеркнуть и широкие интернациональные последствия поведения профессора Кондона в задаче снижения мирового уровня престижа уфологии. Ведь именно в 1967 году на территории нашей страны бюро Отделения общей физики Академии наук СССР постановило «усилить разъяснительную работу в связи с пропагандой „летающих тарелок“ и просить всех членов Отделения и институтов Отделения бороться с этой нездоровой сенсацией». Надо отдать должное, ученые Отделения как-то вяло откликнулись на этот призыв. Эта неактивность ученых в борьбе с «нездоровой сенсацией» переполнила чашу терпения таких «знатоков проблемы», как Шахнович (1970), Парнов (1976), Люстиберг (1978) и других. Именно эти энтузиасты «чистоты науки» не только защитили ее «высокий уровень и цельность», но и развили такое далеко идущее понятие, как «лженаука». Но их деятельность в создании отрицательного авторитета проблем уфологии сыграла роль и в общем запрете исследований по проблеме в 1991 году, от имени бюро Отделения общей физики и астрономии. Возникновение постановления в Отделении общей физики, несмотря на мою веру в чудеса, я не отношу на счет «космического разума». Такой резонанс единомыслия (почти по диаметру земного шара) воздействует потрясающе. Бороться против нового класса явлений на Земле – разом, бороться за «чистоту науки» – тоже разом. Как видите, наши отношения с США… давно не столь уж противоречивы, как то следует из периодизации идеологических процессов в наших государствах. Различный государственный строй вовсе не означает различие стратегии в отношении НЛО. Как видите, в искусственное производство неопределенности по уфологической проблеме включено и наше государство. Проблеме от этого, конечно, не легче.

Характер нашего, смею утверждать – научного, отношения к теме «Необычные светящиеся образования в атмосфере и ближнем космосе» требовал соблюдения правил, присущих академическому подходу. В классических подходах научной проработки вопроса, на то время, был обязателен «этап исследования уровня изученности проблемы у нас и за рубежом». И вот – мои систематические попытки изучить «состояние вопроса у нас» (и через Заказчика, в частности) наткнулись на неопределенность во многом более крутую, чем «там», за рубежом.

С грехом пополам через 3–4 года нам стало ясно, что «там» тщательно строится стратегический сценарий, по которому «инопланетяне – внешние агрессоры». Хотя, возможно, и не все. Решения «засекретить – рассекретить» часто имеют сложную вязь, но расшифровываются линейной логикой. А именно: по дороге к мировому господству нельзя «делить власть с инопланетянами». Четко, ясно и незамысловато, а в общем-то довольно дружно «передовые страны» ревностно следили (да и следят) за «режимом внешних воздействий», особенно в местах «особого значения», на что в свое время указывал и Рузвельт. Регистрируемые ограничения на свободу действий людей и в первую очередь, конечно, правительств, со стороны иноцивилизации оказались надежно скрываемыми от общества. Отрицать существование НЛО стало выгодно, и это отрицание обрело вес глубокомыслия и ответственной исполнительности «серьезных людей».

Во многом и очень быстро наше отечество, стремясь выйти в «передовые страны», усвоило правила игры в НЛО, присущие «цивилизованному миру». М.С. Горбачев не раз имел, видимо, доверительные беседы со «своими друзьями» за рубежом по проблеме «внешних влияний». Впрочем, об этих «обменах мнениями» не раз и оповещались верующие и атеисты всего мира. Готовность нашего государственного силового механизма влиться в мировой кулак, направленный против «внешнего агрессора», по заверениям Михаила Сергеевича, находится вне обсуждения, согласования, критики, и причем эта мобилизационная готовность – и материальная, и психологическая. Оставим на совести высоких договаривающихся сторон такое потрясающее принятие решения за все человечество… Вернемся к «состоянию проблемы у нас».

Поверьте на слово, что неопределенность у нас в стране совершенно уникальная и по динамике своей разве что может сравниться с генерацией и гибелью озона в современной озоносфере. В общий ствол информации по проблеме внедрились вся безалаберность и многоголосие «Заказчика» и «Исполнителя», поэтому Ницше трижды прав, и что «человеческое слишком человеческое», ощутилось «Исполнителями» в первые же месяцы работы. Попытки выяснить «состояние вопроса» у «Заказчика» (и гражданского, и военного) уперлись в неистощимый запас иронии. «Вы что, не понимаете, что проблемы-то нет, и вы должны ее создать,» – получили ответ от Головной организации на гражданке. Головной заказчик от военных был не менее лаконичным: «Это мы вас должны и будем спрашивать об уровне изученности».

В предположении, что уже постигли науку о необычных явлениях, мы начали вести работу, и каждая группа исполнителей стартовала на своем информационном горючем и по своему направлению. По мере течения годов и работы начала проясняться глубина и пестрота информационной среды по проблеме и в нашей стране. На отдельных семинарах и конференциях, открытого типа, возникали ситуации, при которых непроизвольно или умышленно выдавались то тем, то другим участником (то военным, то гражданским) суждения, факты и интерпретации по «необходимости установления сознательных контактов», далеко выходящие за мировой фон уфологии.

Действительно, наряду с работой у наших исполнителей по американскому шаблону и вариации требований от заказчиков, начала проявляться и наша «российскость». Все будто как и там, у них, за рубежом, и шифруется тема: сначала «Сетка», потом «Галактика»… И тот же несуразный отчет с выводами, которым бы позавидовал сам автор «Голубой книги» Э. Кондон. Та же путаница фактологических материалов и противоречивость методов исследования. То же жонглирование «дезой и дозой», та же ротация специалистов. Построение системы маршрутов НЛО, известной под названием схемы «прямых линий», которой сначала занимался журналист Э. Мишель во Франции, было растянуто на 1/6 часть суши нашего отечества (от Прибалтики до Чукотки).

Метеоцентры и воинские подразделения получили для исполнения свои более или менее подробные инструкции, учитывающие специализацию учреждения. Та же сдержанность в обмене информационными массивами между ВМФ и ВВС, КГБ и МВД. Как и ЦРУ, наше родное КГБ вкрадчиво и почти незаметно уводило специалистов в сторону от «опасных», по их мнению, эпизодов и встреч. Шла скрытая информационная селекция «сухого остатка», т. е. случаев, которые действительно потрясали неподготовленное воображение, особенно в отношении «состоявшихся, но не санкционированных частных контактов». Вот здесь мы и подошли к некоторому моменту основной трудности по проблеме для разведывательных и управляющих структур государств. Запретить Указом президента контакт с НЛО – значит не только признать «ИХ», но и обнародовать свое отношение к «НИМ». Поэтому и выбрана стратегия максимальной неопределенности, а что с контактами делать, если они уже состоялись? Замолчать, «вежливо» изъять, а по существу экспроприировать «вещественные доказательства» из информационного обращения. Именно поэтому и создавалась спокойная, вдумчивая «деза»…

Многоуровневое изучение уфологических вопросов у нас в стране уже где-то к 1983 году обрело устойчивую явную и скрытую структуру обращения сведений. Причем каждый уровень внутри тоже подразделялся, но социально накатанный и шаблонный сценарий «передовых стран» как-то не вписывался в содержание «советской уфологии». В Министерстве обороны имели место, в зависимости от адресата, противоречивые инструкции. Они предписывали то защищать объект имеющимися огневыми средствами, то вести себя предельно корректно и миролюбиво, особенно в воздухе или на море. Конечно же, нашим военным были известны «поражающие средства, имеющиеся в распоряжении внешних объектов» в самом широком репертуаре. И не раз некоторые ракетные подразделения снимали с боевого дежурства свои изделия по той причине, что «внешний объект» непомерно сильно намагнитил головки наведения ракеты на цель.

Все виды техно – и психоэффективности НЛО были в первую очередь известны военным, и в такой степени, что один из хорошо знакомых коллег (военных специалистов) как-то сказал: «Когда я для командира закончил аналитический обзор оперативных сводок за этот год, да плюс посмотрел ваши геофизические материалы, мне стало ясно, что мы просто мальчишки с деревянными ружьями, и если бы они хотели нас оприходовать для каких-то своих целей, то это они сделали бы без выстрелов и в любое время». На что я ему ответил: «А не кажется тебе, Саша, что они даже не дадут провести людям очередную мировую войну и постепенно разоружат армии государств под предлогом возрастания миролюбия у людей и у правительств, в частности». Этот разговор состоялся зимой 1985 года, когда для меня уже стало более чем очевидным, что разоружение неизбежно, и что правительствам, возможно, указан срок, к которому государства должны сложить оружие стратегического назначения. И что уж вовсе фантастично, но приходится не без оснований предполагать, что, по всей видимости, добровольно-принудительное разоружение «сверху» подразумевало и такой ультимативный пункт: кто не сложит оружие добровольно, у того его отберут силой, и такой, против которой нет встречного приема.

В своем государстве мы, слава богу, так и не доросли до сценария «звездных войн с инопланетянами». В этом и состоит наша отечественная стратегия выбора решения при максимальной неопределенности в вопросе разблокировки сценария «человека Земли, одинокого во Вселенной». Следовательно, неопределенность зарубежная предстает на 100 % искусственной. Сценарий, по которому «лучший инопланетянин – это убитый инопланетянин», обрекает не сложивших добровольно оружие на… силовое разоружение, т. е. налицо двухсторонняя определенность взаимоотношения мировых и иномировых сил (этой и «той» стороны).

Самый подходящий момент дать высказаться Главнокомандующему войсками ПВО И. Третьяку. Соображение человека, знающего свое дело, весьма проницательно и значительно, оно высказано в 1990 г. и сводится к следующему: «Если принять всерьез гипотезу существования НЛО как продукта высокоорганизованного разума значительно более развитой, чем наша, цивилизации, то всякая борьба с такими объектами и их экипажами до выяснения их намерений будет безрезультатной, и более того, может привести к непредсказуемой ответной реакции… Непонятные явления нужно изучать, а не сбивать». Цитата взята из статьи Г. Колчина (Молодость Сибири, 1994, No. 34).

Как видите, дорогие читатели, приведенное суждение отстоит далеко от шаблонного сценария «высокоразвитых стран». И в этом тоже прослеживается поляризация стратегий «Запада» и «Востока». Некоторые лихие головы россиян проводят аналогию между Гренадой (в лице ее президента сэра Генри, потребовавшего от ООН серьезного отношения к проблеме НЛО в общепланетарном масштабе и поплатившегося за это головой) и Россией, не внедрившей на своих просторах разработанный в США (не без помощи Ватикана) сценарий «борьбы против НЛО». Более того, эти головы объясняют развал Союза и его демилитаризацию как возмездие по типу Гренады («только войска не ввели»).

Но давайте будем собою, не станем смущаться при обращении к специфике российской неопределенности. Неопределенность эта в последнее время вылилась в социоразнообразие и грозит, по скрытым законам жизни, перерасти в иносоциологию, т. е. социологию, допускающую существование иноцивилизаций и на других планетах нашей Солнечной системы. Так ли это фантастично – давайте посмотрим. Для начала обзаведемся рядом предположений, причем вполне правдоподобных. Они пришли, в частности, ко мне летом 1984 года после беседы с полковником из Хакасии (дивизия в Ужуре). Он как раз и сетовал на «гостей сверху» и озадачил меня на прощание вопросом: «И чего это они так зачастили к нам на огневую?»

Кажется, вопрос простой и в чем-то с вызывающей хитринкой, особенно если учесть контекст разговора и интонацию военнослужащего. Но во мне вопрос вызвал парадоксальную реакцию: я не вернулся к экспедиционной машине, а пошел к высящемуся очередному холму, в отличие от военно-прикладного холма, естественного происхождения. Там среди ромашек и резных стебельков солодки долго раздумывал, а потом написал в дневнике вот что. Приведу в сокращенном виде.

1. «Они» – жесткий и упорный факт на Земле, и «они» – это Наземная часть Интеллектуальной структуры Солнечной системы. Поскольку космическое знание – Агни Йога – имеет адрес: «Говорю с вами из области Солнца…», то необходимо вдвойне серьезно подойти к сведениям, содержащимся в этом действительно новом и жизнеутверждающем потоке гелиосистемной информации.

2. «Они» хорошо осведомлены («видим вас среди дня и ночи…») и называют себя «Невидимым Мировым Правительством», корректирующим узкие места человеческой истории.

3. «Они» имеют средства и методы поддержки своего преимущества в Солнечной системе в требуемом соответствии с общими и частными задачами эволюционного прогресса Материи и Духа на данном участке Космоса.

4. То, что мы видим и регистрируем либо в качестве необычных светящихся образований, НЛО, либо в качестве «объектов целевого поведения» (ОЦП) является «их» средствами функциональной активности в нашей трехмерной реальности на планете Земля.

5. Силовые взаимодействия людей на Земле, в режиме использования «всех огневых ядерных средств стратегического, оперативного и тактического назначения», представляют угрозу не только для закономерности нашей планеты, но и для системы Солнца в целом.[4] Если это ясно для «нас», то тем более для «них».

6. Даром свободы воли и выбора обладаем не только «Мы» (люди Земли), но и «Они» (люди Солнечной системы). Поэтому на наше решение коллективной самоликвидации путем разгрома Земли «Они» имеют космическое право ответить решением самосохранения себя, Земли и Солнечной системы, что, собственно, и происходит.

7. «Там» было принято решение нанести «превентивный удар», т. е. разоружить славное человечество Земли на общепланетарном уровне. «Они» могут пойти навстречу неискоренимой людской привычке воевать, но – в сугубо локальных масштабах и без «стратегических средств», в режиме «ограниченных контингентов миротворческих сил».

Вернулся к своему «ГАЗ-66» вовремя, как раз поспел к ужину, и уже с миской на коленях и ложкой в руке подумал: «Интересно, как начнется оно, РАЗОРУЖЕНИЕ?.. Кто подчинится Высшей силе и добровольно сложит оружие? А у кого самонадеянность и упрямство возобладают и навлекут силовое разоружение…»

Потом – спальник и шуршанье тента на палатке от легкого ветра. Сон не идет. Выстроились годы и дороги, чувства и мысли в потрясающе точное каре, в центре которого было пригвождено мое сознание. Хотелось успокоительных слов, хотелось понимания. Оно, понимание, пришло и молнией вспороло слои слов, впечатлений, мыслей. Ведь мы, люди, лишь опытные образцы носителей разума, и резаки лучей из невидимой формы устройств пасут закономерности нашей Земли. Вспарывается плотная ткань лжи о сиротстве людей во Вселенной, идет разблокировка хитроумных психологических запоров. Совокупность проблем НЛО – это болезненное прозрение людей и настойчивая бдительность ответственных за космическую целостность и целесообразность. Сон пришел незаметно…

Так сухая каменистая Хакасия подарила мне тревожное крупномасштабное откровение о том, что уфологая пленила геополитику. Мы все еще занимаемся «крупными вопросами технического прогресса», а он уже на выбеге. Прекращена подача живой энергии на творческие процессы техноориентированных людей, и новые задачи земного зодчества уже скреплены новым качеством геолого-геофизической среды. Огненными карандашами по диагонали листков наших дней и ночей поставлены подписи новых ответственных за свободу воли. Уфологическая судьба геополитики незаметно и властно перевернула листок иновозможностей наземного человечества. Не за горами прямые связи и межпланетные программы дальнейшего совершенствования человека Земли…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Судьба?

Из книги Сила безмолвия автора Минделл Арнольд

Судьба? Хотя некоторые физические характеристики в значительной степени определяются генетикой, вы не полностью запрограммированы. На продолжительность вашей жизни влияет то, как вы обращаетесь со своим физическим телом, где вы живете и что едите. Более того, ваши мысли


Деньги и судьба, или Судьба денег

Из книги Луна и большие деньги автора Семенова Анастасия Николаевна

Деньги и судьба, или Судьба денег Я хочу предложить вам одно маленькое задание. Возьмите листок бумаги и, отступив от верха несколько строк, напишите все, что вас не устраивает в вашей жизни. Перечислите все, что вам не нравится. Сделали?Очень хорошо. А теперь над тем, что вы


Судьба

Из книги Врата в будущее (сборник) автора Рерих Николай Константинович


Судьба

Из книги Магия нового порядка автора ОММ

Судьба Всех окружающих тебя людей ты можешь смело распределить на две категории.Первые думают, что все предначертано заранее и ничего в жизни нельзя изменить. Все события, весь жизненный путь этих людей подчинен писаным законам и следует по заранее утвержденному


Судьба

Из книги Путь Воина Духа.Том III. Эгоистическая личность автора Баранова Светлана Васильевна

Судьба Судьба – равнодействующая тех сил, которые ведут человека по жизни. Задача Судьбы – вывести человека на осознание своей сути и усилить её. Для этого Судьба выстраивает жизненный путь человека.Судьба – Суть Ба – суть Жизни – программа жизни человека, помогающая


СУДЬБА

Из книги Огненный Подвиг. часть II автора Уранов Николай Александрович


СУДЬБА

Из книги Командующее Я автора Шах Идрис


Судьба

Из книги Судьба и ситуации автора Баранова Светлана Васильевна

Судьба Судьба – равнодействующая тех сил, которые ведут человека по жизни. Задача Судьбы – вывести человека на осознание своей сути и усилить её. Для этого Судьба выстраивает жизненный путь человека.Судьба – Суть Ба – суть Жизни – программа жизни человека, помогающая


Судьба

Из книги Философия мага автора Похабов Алексей

Судьба Существует много трактовок судьбы. Кто-то понимает ее как неизбежную фатальность, а кто-то - как случайность событий, на которые можно повлиять. Я же хочу поделиться своим мнением на этот счет, чтобы раз и навсегда поставить точку в вопросе о том, можно ли


Судьба

Из книги Книга об очевидном и неочевидном. Руководство для тех кто хочет изменить себя автора Жуковец Руслан Владимирович

Судьба Каким бы занятым собой или внешними делами не был человек, рано или поздно он вынужден задуматься о собственной судьбе. На бытовом уровне такие размышления обычно сводятся к тяжелым вздохам и чувству жалости к себе, с которым большинство не расстаётся с детства. На


Судьба

Из книги Химават автора Рерих Николай Константинович


Судьба

Из книги Пророчества знаменитых ясновидящих автора Пернатьев Юрий Сергеевич

Судьба Одно поколение сменялось другим, и лишь Сивилла не знала смерти. Увы, слишком поздно поняла она свою ошибку: требуя нескончаемой жизни, не догадалась попросить у бога еще и вечной юности. Сивилла одряхлела и уже не показывалась людям, вещая из глубины своей пещеры.


Судьба

Из книги Циклы Сатурна. Карта изменений в вашей жизни автора Перри Уэнделл К.

Судьба Невозможно говорить о Сатурне и его транзитах, не коснувшись понятия судьбы (предназначения). Некоторые люди враждебно относятся к этому понятию. Им нравится думать, что их судьба полностью является результатом того выбора, который мы делаем в жизни, и тех решений,


Судьба

Из книги Искусство управления реальностью автора Меньшикова Ксения Евгеньевна

Судьба Всех окружающих тебя людей ты можешь смело распределить на две категории.Первые думают, что все предначертано заранее и ничего в жизни нельзя изменить. Все события, весь жизненный путь этих людей подчинен писаным законам и следуют по заранее утвержденному


Судьба

Из книги Азбука экстрасенса автора Норд Николай Иванович

Судьба Вопрос противодействия Фатуму, заготовленному нам при появлении на свет, мы рассматривали ранее. И мы пришли к выводу, что для обычного человека нет иного выбора, нежели его принять, ибо он рожден игрушкой обстоятельств и внешних влияний. Такой человек не знаком с


Судьба

Из книги Карма – закон причины и следствия. Как переписать свою судьбу автора Меньшикова Ксения Евгеньевна

Судьба Именно карма как основная программа построения жизненных событий формирует и предопределяет такое понятие, как судьба.Судьба – это уже простроенная кармическая цепочка, протянутая в будущее время и закрепленная в каузальном теле жестко. Жесткая карма, которая