Ты и другие

Ты и другие

Неадекватная оценка себя самого ведет к неадекватной оценке окружающих, так как для восприятия других у нас нет другой системы координат, кроме той, где точкой отсчета является собственное «Я».

Как бы ты себя ни вел — просто в силу того факта, что ты живешь, — всегда найдется кто-то, кому твои поступки или отсутствие оных не понравятся. Поэтому, если ты думаешь о других, то всегда стоишь перед выбором, чье недовольство тебя меньше всего волнует.

Неправильное сравнение людей друг с другом, хотя и общепринятое, — начинать отсчет от нуля. При таком сравнении неравенство между людьми может казаться ужасающе большим. Правильное сравнение людей — на фоне бесконечности, из которой все они возникли и в которую все уйдут. Такой способ сравнения позволяет увидеть их одинаково ничтожными, каким их истинный масштаб и является, хотят они признавать это или нет.

Если и принимать во внимание неравенство между людьми, то в первую очередь надо учитывать то неравенство, которое глазами не видно.

Подавляющее большинство людей заслуживает скорее сострадания, чем любви.

Если человек приходит к тебе — не отталкивай его.

Если человек находится с тобой — делай так, чтобы его приход был не напрасным.

Если человек уходит от тебя — не цепляйся за него.

Старайся быть проблемой для возможно меньшего числа людей, включая и себя самого.

Когда вступаешь в общение, во избежание досады и недоразумений, всегда имей в виду, что большинство из тех, с кем приходится общаться (независимо от их остальных человеческих качеств), отнюдь не стремятся:

— услышать и быть услышанными;

— учитывать личность собеседника и опыт предыдущего общения с ним;

— додумывать свои мысли до конца и заботиться о ясности их выражения.

Короче говоря, лучше с самого начала делать поправку на чужую косность ума и языка и не особенно рассчитывать на взаимопонимание.

Существует разница между тем, как ты чувствуешь другого человека, находясь рядом с ним, и тем, как ты чувствуешь его же, когда он далеко. Чем вы духовно ближе друг другу, тем эта разница меньше.

Я исключителен и уникален, но исключителен и уникален в той же мере и ты.

Лучше узнать другого — это, как правило, узнать его не с лучшей стороны.

Хороший человек может долго переносить одиночество, а не очень хороший всегда в ком-нибудь нуждается.

Близкими людьми становятся те, у кого есть некий минимум общности взглядов, интересов, ценностей; но в то же время и минимум различий.

Подлинно близкий человек делает твою жизнь больше, чем она была бы без него.

Никто не может нести больше ответственности за других, чем за себя самого.

Отношения мужчины и женщины интересны и для окружающих, и для них самих, как правило, до тех пор, пока у них нет общего ребенка.

Пусть нас не обламывают те, кто обнадежили, и не обнадеживают те, кто обломят!

Прежде чем напяливать на себя судейскую мантию, примерь — не великовата ли?

Связи, обусловливающие нас в наибольшей степени, причиняют нам наибольшие страдания — независимо от того, сохраняются они или рвутся.

Вокруг каждого человека слишком много подобных ему, чтобы он мог относиться к каждому с необходимой долей внимания, не говоря уж об уважении.

Безвестным называют того, кого знают только родственники, друзья и сотрудники на работе. Но, если вдуматься, разве этот круг лиц так уж мал?

Если кого-то называют «настоящим мужчиной», меня это настораживает: хотя не все «настоящие мужчины» творят зло, но большая его часть творилась и творится именно теми представителями человеческого рода, к кому подходит эта характеристика.

Понятие «настоящий мужчина» ассоциируется прежде и прочнее всего с возможностью и действительностью насилия.

Мизантропия и цинизм в большинстве случаев коренятся в неосознанном желании мизантропов и циников оправдать собственную несостоятельность в каком-либо отношении или свой далеко не безупречный образ жизни.

Всякий человек, какой бы он ни был, вправе рассчитывать на уважение со стороны других потому только, что он человек. Но при этом никто не вправе требовать от других особого уважения только по этой причине.

Взаимодействия людей, как это видно со стороны, часто имеют смысла не больше, чем столкновения бильярдных шаров.

Навязчивая и неразборчивая общительность — это просто стремление делиться своей глупостью с другими.

Смысловая невнятность (в разговорной речи или в произведении) бывает двух видов: когда непонятно, что в данный момент хотят сказать; и когда непонятно, что хотят сказать в целом. Они могут присутствовать и обе сразу, но их нужно не смешивать и распознавать.

Весело проводя слишком много времени, можно однажды невесело открыть, что на самом деле время провело тебя.

Если для тебя на первом месте стоит сохранение хороших отношений с окружающими, тебе нечего даже и думать о том, чтобы быть социально успешным.

Если бы большинство всегда было право, мы до сих пор жили бы в пещерах.

Делать свои глупости часто бывает безопаснее, чем указывать на чужие.

С необязательным иметь дело почти так же ненадежно, как и с непорядочным.

Пусть лучше жалеют о твоем преждевременном уходе, чем с нетерпением ждут, когда же ты, наконец, уйдешь.

Никто не вправе осуждать ближнего, который не хочет участвовать в ненужных ему играх других людей. Осуждения заслуживает как раз тот, кто тем или иным способом вовлекает других в игры, имеющие значение только для него одного.

Как бы далеко ты ни ушел в своем духовном развитии, ты никогда не сможешь игнорировать тот факт, что живешь среди подобных себе и связан с ними.

Можно, живя среди людей, обойтись без правил, которые предписывают тебе поступать определенным образом. Но без правил, которые удерживают тебя от определенных поступков, не обойтись.

Привыкший брать всегда дорожит близкими отношениями с привыкшим давать.

Порядочный человек — это тот, который не хочет никого использовать. А если все-таки обстоятельства вынуждают его делать так, он никогда потом не позволяет себе забыть об этом.

Мало что так утомляет, как всегда и для всех быть хорошим.

Учитывая и уважая все мнения без разбора, ты не совершишь ничего значительного и сам не состоишься как личность.

Трудно счесть шутку удачной, если шутят над нами.

Те, кто ходят на двух ногах, отличаются друг от друга больше, чем те, кто ходят на четырех.

Кто рассказывает тебе чужие секреты, расскажет другим твои.

Что для одного — пол, для второго — потолок, а для третьего — может быть, даже стена.

Ленивый обычно не вреден, но вредный, к сожалению, обычно не ленив.

Старайся быть приятным для других, но не ценой своего достоинства и своей свободы.

Все время угождать другим можно только за счет самоуважения.

Эффективность деятельности, рассчитанной на одного исполнителя, обратно пропорциональна количеству участников.

Слишком частые встречи гасят взаимный интерес и симпатию двоих, а совместная жизнь — тем более.

Благоприятное впечатление от одних сохраняется со временем, от других — с расстоянием.

Чем чаще и легче человек ссорится, тем хуже он переносит уединение.

Многие часто готовы протянуть дружескую руку, но почему-то ладонью вверх.

Откровенничать со сплетником — все равно что приглашать в гости вора.

«Сколько людей, столько и мнений» — может, это и верно; но неверно то, что на одного человека приходится одно мнение.

Кто часто ищет у окружающих сочувствия, тот вряд ли может рассчитывать на большое уважение с их стороны.

Если кто-то не видит того, что есть, его стоит пожалеть. Но если человек видит то, чего нет, пожалеть стоит его близких.

Некоторые живут тем, чем болеют.

Самый быстрый путь к зависимости от других — полагаться только на других в самых важных для тебя вопросах.

Делись не столько радостью, сколько тем, что ее приносит.

Каждый может быть как все. Но самим собой может быть далеко не каждый.

Сделать человека рабом очень помогает внушенное ему чувство долга или вины — и тем успешнее, чем «долг» представляется священнее, а «вина» — тяжелее.

Человеческий материал, как и любой другой, изменяется под давлением, но чаще всего не в лучшую сторону.

Личность отличается от особи тем, что имеет в душе нечто неприкосновенное.

Лучше быть заторможенным, чем совсем не иметь тормозов.

Я не настаиваю, чтобы со мной обязательно согласились, но хочу, чтобы меня выслушали.

Недалекий человек для меня никогда не станет близким, кем бы и каким бы он в остальном ни был.

Называющий себя «великим грешником» считает себя в первую очередь — великим и лишь во вторую — грешником.

От своих убеждений иногда отказываются, от отсутствия убеждений — никогда.

Оценивать человека следует сначала по тому, что он делает, а уже во вторую очередь — по тому, чего он не делает.

Жить целиком ради кого-то так же ненормально, как и не давать жить кому-то.

Не понимаешь человека — постарайся понять.

Не хочешь понимать — воздержись от суждения о нем.

Не хочешь воздержаться от суждения — воздержись хотя бы от его осуждения.

Люди, склонные к тирании, чаще других становятся начальниками. Но бывает, что и у выбившихся в начальники со временем появляется склонность к тирании.

Чем больше по природе человек склонен быть начальником, тем меньше значат для него дружеские отношения.

Индивидуальность человека — это то, на что он склонен обращать внимание.

«Роковых женщин» не существует, есть только роковая глупость мужчин.

В том, как человек обращается с окружающими вещами, есть признаки того, как он обращается с окружающими людьми.

Если тот, над кем подшутили, смеется, значит, шутка была удачная.

Мысли человека редко бывают более содержательными, чем его словарный запас.

Никто не вправе ожидать в старости от своих взрослых детей больше внимания, чем он уделял им в детстве.

Избегай того, кто никогда не смеется, равно как и того, кто смеется все время.

Тому, кто стремится мыслить и действовать самостоятельно, не стоит рассчитывать на одобрение тех, кто не хочет или не может этого делать.

Умного можно распознать по тому, что в общении с любым человеком он учитывает предыдущий опыт общения с ним и с другими. Глупый выявляет себя тем, что никогда не учитывает, даже если такой опыт у него накапливается. Поэтому при сколько-нибудь длительном общении с умным человеком у вас с ним постепенно выстраивается определенное здание отношений, а с дураком каждый раз приходится начинать с нуля.

Безграничная искренность граничит с глупостью.

Переспорить или перекричать — не значит переубедить.

Старайся не обижать и мухи, но не будь таким, которого может обидеть даже муха.

Не требуй благодарности за оказанную тобой услугу, если о ней не просили.

Труднее всего выкорчевывать из себя то, в чем менее всего хочется признаться.

О чрезмерном проявлении эмоций, каковы бы они ни были, почти всегда приходится впоследствии вспоминать с чувством неловкости.

Характеристика «неглупый» вряд ли сойдет за похвалу, так как от неглупого до неумного не так уж далеко.

Не стремись быть как все; не стремись и обязательно выделяться из всех. Но постарайся понять тех, кто так делает, — у каждого из них может быть своя правда.

Как много надо иметь ума, чтобы постоянно добиваться взаимопонимания с теми, у кого его мало.

Если ты разумен и порядочен — хорошо, но не отрицай этой возможности и за другими.

Чтобы слушали, надо говорить, но чтобы при этом слышали, надо думать, что говоришь.

От некоторых лучшая помощь — когда они не мешают.

Можно выпросить внимание к себе, но не интерес.

Надо с пониманием относиться к желаниям других, но с еще большим пониманием надо относиться к их нежеланиям.

Может быть, твой ближний и заслужил наказание, но ты старайся не быть инструментом для его исполнения.

Для некоторых пакостить — единственный способ стать замеченными.

Хорошо говорить умеет один из сотни. А на сотню умеющих хорошо говорить найдется только один умеющий хорошо слушать.

Глупость мешает многим спокойно хранить молчание, когда сказать нечего.

Стремление к размышлению и творчеству и, с другой стороны, мыслительная и творческая одаренность не всегда бывают одновременно у одного человека.

Глупость можно определить как устойчивую неспособность к различению главного и второстепенного.

Как только в человеческие отношения входит привычка, вместе с ней прокрадывается и скука.

Кто говорит, не думая, тот и слушает, не слыша.

Если человеку безразлично то, что для тебя наиболее ценно и значимо, то, в общем, безразличен ему и ты сам.

Ты никогда не завоюешь расположения собеседника, если не дашь ему возможность побыть в роли того, кто лучше знает или понимает предмет обсуждения — независимо от того, оправдана или нет такая роль.

Не ищи последних истин с первым встречным.

Одни предпочитают знать факты, а другие (их меньше) — принципы.

От лучшего в себе бегут чаще всего туда, где собирается толпа.

Одним дарован талант распознавать истину и красоту, другим — выгоду.

Не умея устроить собственную жизнь, не берись устраивать чужую.

Отношения между двумя людьми, которые себя исчерпали, должны легко и естественно разорваться, как отрывается от ветки перезревший плод. Искусственное затягивание таких отношений, кроме страданий, никому ничего не приносит.

Неправильно установленная дистанция в отношениях как минимум заставляет испытывать дискомфорт одну из сторон.

Не очень умно спрашивать человека, какую пользу для общества он приносит, или упрекать его за то, что он не приносит пользы для общества. Во-первых, никому еще не удавалось определить и измерить эту самую пользу или хотя бы предложить приемлемые критерии для ее оценки. Во-вторых, для человека вполне достаточно, если он никому не вредит и приносит пользу самому себе. А если он приносит конкретную пользу еще хотя бы одному человеку — этого более чем достаточно.

Твои достоинства сами по себе никого не интересуют. Интересуют других только те твои качества, которые позволяют тебе эффективно соучаствовать в значимой для них деятельности.

Приверженность традициям — не достоинство, а только свидетельство того, что человек усвоил кем-то придуманные правила и стереотипы поведения, не особенно задаваясь вопросом, есть ли в этом какой-то смысл и ценность.

Чтобы предугадывать поведение человека в определенной ситуации, недостаточно хорошо знать этого человека, надо хорошо знать и его ситуацию.

Разница между умным и дураком особенно видна в отношении к одиночеству: для первого это ценная возможность, для второго — мучительная проблема.

Верный признак инфантильности — приоритетный мотив «хочу» или «не хочу» в любом акте выбора.

Каждый из нас сам определяет себе меру своего удобства для других.

Только в одном случае никто и никогда не будет относиться к тебе плохо: если тебя не существует.

Пределы, в которых можно оставаться порядочным, достаточно широки для каждого, чтобы не делать гнусностей, а сделанные — не оправдывать суровостью жизни.

Если у тебя в отношениях с другими постоянно возникает одна и та же проблема, то другие здесь ни при чем.

Осуждать или жалеть людей, неразвитых в умственном и личностном плане — почти то же самое, что осуждать или жалеть баранов за то, что они родились баранами.

Пока ты считаешь, что для самоуважения нужны веские основания, тебе будет очень трудно их находить.

Умных и дураков, талантливых и бездарей уравнивает не только спор, как это верно подмечено, но и почти всякая совместная вынужденная деятельность.

Глупого может восхищать что угодно, но реже всего — сильный ум другого человека.

Любой может показаться крупным специалистом, когда подробно рассказывает о внутренней «кухне» того, чем занимается.

Не собирай вместе людей, которые не могут составить друг другу компании. И сам не ищи компании, в которую хотя бы на время не сможешь влиться.

У мудрых людей вырабатывается иммунитет ко лжи, который проявляется в числе прочего и как здоровый скептицизм по отношению ко всякому пафосу и выспренности, здоровое недоверие к высокопарным словам и фразам.

От вынесения категорий добра и зла за пределы жизни до фанатизма — один шаг.

Старайся не принимать участия в разговоре, если знаешь, что ничего стоящего не услышишь, не сможешь сказать или сам не будешь услышан.

Высказанная глупость умножается на степень убеждения, с которой она высказана.

Легче совмещаются разные характеры, чем разные понятия о жизни.

Вопреки общепринятому мнению, способ выражения мысли ничуть не менее важен, чем ее содержание. Ибо правильные и сколько-нибудь ценные мысли посещают всех, а для того, чтобы найти для них наилучшее оформление, нужны качества, которыми обладает отнюдь не каждый.

Кто слишком долго общается с больными людьми, тот может незаметно для себя принять точку зрения, что болезнь — это норма, а здоровье — отклонение от нее.

Чтобы увидеть себя глазами другого, надо, прежде всего, превратиться в этого другого.

Чтобы увидеть жизнь глазами другого, надо забыть свою и прожить его жизнь.

С кем можно вместе слушать музыку, с тем можно иметь и близкие отношения.

В обмане себя преуспеть куда проще, чем в обмане других.

Всегда помни, что ты повсюду будешь встречать много разных людей, очень заинтересованных в том, чтобы ты разделил их веру в определенные мифы.

Одна минута потери самоконтроля часто оборачивается для человека тем, что его до конца жизни усиленно контролируют другие.

Те, кто носятся с навязчивой идеей, будто они что-то должны человечеству, приносят окружающим не меньше проблем, чем те, кто считают, будто им все кругом что-то должны.

Самые непримиримые враги всего здорового и нормального в жизни часто получаются из ярых поборников всеобщей справедливости.

Среди окружающих непременно найдутся такие, которые будут задавать тебе вопросы в категоричной форме, требующие категоричного ответа. Иначе как провокационными такие вопросы не назвать. Самый правильный ответ на них, если его вообще давать, это несогласие с такой постановкой.

Насчет необходимости подавать милостыню: не думаешь ли ты, что каждый опустившийся на дно жизни из-за своей никчемности, пьянства и лени может теперь выступать в роли контролера твоей совести?

Терпеливость по отношению к другому — хорошее качество, но только до той меры, пока этот другой не начал им злоупотреблять.

С дерьмом не стоит обращаться на «Вы».

Надеяться получить счастье из рук другого человека, пусть даже самого близкого и дорогого, — так же наивно, как надеяться получить здоровье из рук врачей.

Как бы ты ни заботился о других, ты не сможешь сыграть в их жизни сколько-нибудь существенную роль, если напрочь позабыл о себе.

Если дорожишь отношениями с человеком, никогда не говори ему всю правду и только правду о нем самом. Да и о себе тоже.

Кто позволяет себе говорить другим все, что хочет, тот должен быть готов выслушивать от других то, чего не хочет.

Делать нечто «назло» кому-нибудь — самая скверная и неубедительная мотивация поступков.

Если твоего присутствия не замечают, не заметят и твоего отсутствия.

Как часто на слова «Приходи еще!» хочется ответить: «А зачем?»

Полная гармония в отношениях двух людей невозможна, так как это подразумевает согласие всегда и во всем. Такое состояние возможно только в том случае, если один из них отказался от своей личности, стал тенью и эхом другого. Но это тоже весьма далеко от гармонии, даже если и устраивает обоих.

«Дыма без огня не бывает» — любимая присказка сплетников.

Чем менее человек развит в личностном плане, тем сильнее он отождествляет себя и других с их социальными ролями.

С печалью я смотрю на того, кто смеется над всем, со смехом — на того, кто над всем печалится.

Тем, кто принципиально воздерживается от удовольствий, в жизни не остается ничего лучшего, кроме как удовольствоваться воздержанием.

Успешно помогать бороться другому с его негативными состояниями может только тот, кто научился эффективно преодолевать свои собственные.

Можно забыть того, кто доставил тебе радость, но нельзя забывать того, кто избавил тебя от страданий.

Эмоциональную зависимость от некогда близкого человека гораздо труднее засушить, свести к нулю, чем позволить ей изменить знак.

Нелишне помнить важный психологический закон: сколько человек может доставить тебе радости и удовольствия, столько он же может причинить горя и страдания — и ни ты, ни он этого соотношения изменить не в силах.

Умение расставаться столь же важно, как и умение поддерживать хорошие отношения. Оно сродни умению проигрывать, без которого не повзрослеешь.

Строить отношения с кем бы то ни было надо так, чтобы не возникало причин их выяснять.

Настоящие секреты — такие, о существовании которых даже не догадываются.

Да не останетесь вы врагами с тем, с кем расстались окончательно!

Действия, которыми управляет только твоя нижняя половина тела, никогда не приведут к возрастанию гармонии между тобой и миром.

Зрелый человек оценивает в первую очередь то, что для него сделали другие; недоразвитый главным образом озабочен тем, чего для него не сделали.

Фразу о том, что незаменимых людей нет, чаще всего слышишь как раз от тех, кому легко найти замену.

Если некая полезная установка в нужные моменты у человека не срабатывает, то он ничем не отличается от того, у кого ее нет.

Если выстроить шкалу, объективно отражающую степень влияния человеческих качеств на достижение успеха в жизни, то, думается мне, интеллект окажется на предпоследнем месте, а порядочность — на последнем.

Родительский эгоизм, проявляющийся в стремлении управлять жизнью своих детей, — самая завуалированная и потому самая коварная разновидность эгоизма: мало того, что он маскируется под любовь и самопожертвование, он еще и носит повсеместный характер и воспринимается всеми как нечто естественное.

Если ты будешь пытаться доказать каждому, что не уступаешь ему ни в чем, то тебя хватит очень ненадолго.

Трудно обрести друзей в тех местах, которые являются для тебя тюрьмой. Но если это все-таки случается, то такие друзья оказываются самыми настоящими.

Для некоторых отсутствие или недостаток чего-то — пустяки по сравнению с наличием или избытком этого же у других.

Некоторые люди появляются в твоей жизни только затем, чтобы причинить тебе тот или иной ущерб. Если такой человек возник на твоем горизонте — постарайся распознать его раньше и избежать встречи с ним. Если же, несмотря ни на что, этого не удается — задумайся, что за урок жизнь преподносит тебе с его помощью.

Встретишь порой такого представителя рода хомо сапиенс, что, пожалуй, это самое лучшее, что о нем можно сказать.

Не каждое спорное мнение нужно оспаривать.

Если ты никак не можешь разделить всеобщие восторги по поводу какого-то известного произведения, не подозревай дурновкусия у его почитателей или скудоумия — у себя. Просто прими мысль, что это произведение создано не для тебя, и живи спокойно дальше.

Можно иронизировать по любому поводу и над чем угодно — иной раз даже над чьими-то святынями, но только не над тем, что человек себе не выбирал.

С самодовольством, если ты думающий человек, справиться нетрудно: сама жизнь достаточно быстро излечивает от него. Труднее осознать и вылечить более тонкую и глубже запрятанную форму самодовольства, которая проявляется в чувстве собственного превосходства по отношению к другим неоправданно самодовольным.

Если ты все время боишься не угодить кому-то и руководствуешься в своих поступках этим страхом, это означает, что ты на крючке, за который может дергать любой встречный, вовсе не отягощенный подобными предрассудками. И пока ты не снимешь себя сам с этого крючка, за него будут дергать все, кому не лень, — или для того, чтобы добиться от тебя чего-то, или чтобы утвердить свое эго, или просто, чтобы поглумиться. Не думаешь ли ты, что если являешь собой такое приятное исключение, то нет исключений и в другую сторону?

Вступать в спор имеет смысл только тогда, когда есть возможность немедленно доказать свою правоту или неправоту оппонента, но это бывает очень редко.

Отсутствие уважения к себе часто проявляется в неразборчивом интересе ко всему вокруг, в желании воспринимать что попало.

Если ты все время соглашаешься, с твоим мнением перестают считаться.

Чтобы избежать ненужной роли, иной раз полезно сыграть роль дурака.

Можно смело доверять тому, кто способен относиться с юмором к самому себе.

Своенравному человеку нужно научиться чаще говорить другим слово «да»; слишком уступчивому — слово «нет». У человека, свободного от этих крайностей, «да» и «нет» всегда адекватны ситуации.

Умение учитывать глупость других — очень ценное свойство, но это мелочь по сравнению с умением отслеживать и учитывать собственную глупость. Однако и такое умение является очень скромным по сравнению с умением не позволять своей глупости руководить собой.

Расставаться с тем, с кем тебе в жизни уже не по пути, — так же, как и с прибытием на поезд: лучше чуть раньше, чем чуть позже.

Для дурака даже вполне уместная попытка собеседника быть точным выглядит занудством.

Секс — область наибольшей заменимости одного человека для другого.

Обида — это дыра в твоем существе, из которого утекает твоя жизненная энергия.

Среди думающих людей есть не читающие. Среди читающих есть не думающие. Но думают в основном те, кто читают, и наоборот.

Чтобы у тебя пропала необходимость демонстрировать всем и каждому свое личное достоинство, его надо сначала выработать и ощутить в полной мере.

Человек, обладающий адекватным пониманием себя и своего места в мире, никогда не позволит себе быть вальяжным.

Все говорят, что им нужно только свое, а чужого не надо. Но при этом мало кто определяет границу между своим и чужим.

Самые порядочные встречаются среди самых наивных. Обратное тоже верно.

Обладание чувством юмора — это показатель здоровой психики. Если, конечно, это здоровое чувство юмора.

Мало быть уверенным в себе, надо еще быть уверенным в своей правоте. Мало быть уверенным в своей правоте, надо еще быть уверенным в себе.

Для одного быть предоставленным самому себе — наказание, для другого — награда.

Чем менее хорош поступок, тем легче его сделать за компанию.

С некоторыми людьми компромисс обходится дороже, чем конфликт.

Качество общения не заменить никаким количеством.

Лучше оставаться наедине со своим умом (если, конечно, его достаточно), чем связываться с многочисленными и разнообразными проявлениями чужой глупости.

Не уставай прощать другим, чтобы они не устали прощать тебе.

Способность к осмыслению жизни в целом может обособить одну личность от общества куда сильнее, чем другую личность — преступные наклонности.

Общество к свободе тебя не выведет. Оно только является средой, в которой ты формируешься как существо, способное стремиться к свободе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ДРУГИЕ МИРЫ

Из книги Диагностика кармы. Книга 2 автора Лазарев Сергей Николаевич


Другие ченнелеры

Из книги Действовать или ждать? Вопросы и ответы автора Кэрролл Ли

Другие ченнелеры Вопрос: Дорогой Крайон, я хочу обратиться к Ли Кэрролу. Но прежде чем спросить, я хотел бы отметить, что мне очень нравится учение Крайона, однако я с равным удовольствием читаю материалы Алого Круга, Группы, Крайона из Южной Африки, «Беседы с Богом», а


Другие Атлантиды

Из книги Утраченная цивилизация [В поисках потерянного человечества] автора Маслов Алексей Александрович

Другие Атлантиды Прежде всего, попробуем ответить на вопрос, который сможет показаться нам не столь принципиально важным: откуда возникло само название — «Атлантида». На первый взгляд, ответ на этот вопрос очевиден — от названия Атлантического океана.Но так ли это?


Другие фальсификации

Из книги Критическое исследование хронологии древнего мира. Античность. Том 1 автора Постников Михаил Михайлович

Другие фальсификации Примеры подделок, мистификаций, апокрифов и т.п. и т.д. можно неограниченно умножать. Мы рассказали лишь о самых известных. Приведем еще несколько разрозненных примеров.В истории развития каббалы хорошо известна книга «Зогар» («Сияние»), приписанная


Другие авторы

Из книги Апокалипсис в мировой истории. Календарь майя и судьба России автора Шумейко Игорь Николаевич

Другие авторы Менее значительных авторов мы только вкратце перечислим (без особого порядка и полноты), заодно добавив некоторых авторов более поздних.Сочинения ИОСИФА ФЛАВИЯ («Иудейская война», «Иудейские древности», «Жизнь», «Против Апиона») были первоначально


Другие Апокалипсисы, другие расчеты

Из книги Догоняющий радугу автора Ведов Алекс

Другие Апокалипсисы, другие расчеты В «Сатирической увертюре» я уже упоминал парадоксы 1492 (7000-го от сотворения мира) года, когда вместо конца этого света, вдруг был Христофором Колумбом открыт — другой, Новый Свет (а у «открытых» индейских аборигенов начался реальный


Ты и другие

Из книги Дорога Домой автора Жикаренцев Владимир Васильевич

Ты и другие Неадекватная оценка себя самого ведет к неадекватной оценке окружающих, так как для восприятия других у нас нет другой системы координат, кроме той, где точкой отсчета является собственное «Я».Как бы ты себя ни вел — просто в силу того факта, что ты живешь, —


Другие сказки

Из книги Сжатый Хаос: введение в Магию Хаоса автора Хайн Фил

Другие сказки Золушка Основной сюжет сказок «Золушка», «Морозко», «Двенадцать месяцев» и других подобных сказок такой. Мать умирает, и дочь остаётся сиротой. Отец женится на другой женщине, у которой есть своя дочь или дочери. Мачеха всячески помыкает падчерицей и балует


«Я» и «другие»

Из книги За гранью земной жизни. Доказательство Рая, подтвержденное очевидцами автора Миллер Стив Дж.

«Я» и «другие» «Я» и «другие», «я» и «все остальное», «мы» и» они». Эти отношения относятся к самым фундаментальным, но даже они строятся на господствующей модели реальности, основанной на представлениях XIX века об абсолютном разделении сознания и материи, о механической


Другие исследователи

Из книги Теория сознательной гармонии автора Коллин Родни

Другие исследователи ОСП активно изучают; о них много пишут. Загляните в конец книги, и вы найдете ссылки на множество книг и журнальных статей. Из тех, кто еще заслуживает особого упоминания, назову нейропсихиатра Питера Фенвика, ведущего британского специалиста по ОСП,


Другие люди

Из книги Разумный мир [Как жить без лишних переживаний] автора Свияш Александр Григорьевич

Другие люди Май 1948 годаНавязывать свои чувства или идеи другим – это абсолютно ошибочно. Не может быть другого правильного отношения к людям, кроме выявления их собственной реальной и глубочайшей цели и понимания.22 июня 1948 годаЯ увидел недавно, что фраза «Человек не


Другие ингрессии

Из книги ОТКРЫТАЯ ТАЙНА автора

Другие ингрессии Ингрессия это "вхождение в", и термин этот можно приложить к любому телу, входящему в определенную точку цикла. Карты, построенные на эти моменты, представляют либо начало цикла, либо начало фазы цикла. Важно, конечно, понять, к чему относится данный цикл.


61. Я и другие

Из книги НЛО и цели пришельцев автора Ларсон Боб

61. Я и другие Концепция «я» — это также концепция .Они неразделимы, поскольку если есть один, требуется и другой, и другой не может существовать без одного.Все буддисты теоретически принимают «нереальность» «я» — концепции, но, боюсь, это редко случается на практике или в


Другие объяснения

Из книги автора

Другие объяснения В Колорадо, штате, где произошло больше всего случаев нанесения увечий животным, заместитель начальника Колорадского Бюро расследований постарался разобраться в ситуации. Он заявил, что на самом деле искалечено было всего десять голов и что животные


Другие озера, другие чудовища

Из книги автора

Другие озера, другие чудовища Тайна озера Лох-Несс по-прежнему остается не раскрытой. Но есть и другие мифы о других крупных водоемах. Озеро Шамплейн, длинный водный путь между штатами Нью-Йорк и Вермонт, является родным домом для некоего длинношеего существа, которого,